Новости: Выставки

Выставка-исследование “Образы памяти”

16 сентября 2020 года в Историко-литературном музее города Пушкина состоится открытие выставки-исследования «Образы памяти», приуроченной к 75-летнему юбилею Великой Победы.

В выставочном зале одной из кордегардий Московских ворот будут представлены графические портреты ветеранов Великой Отечественной войны, созданные художником и известным путешественником Владиславом Кетовым.

С 1983 по 1991 г. Владислав Степанович Кетов руководил творческим объединением для взрослых «Образ», работавшем в Пушкинском Доме Культуры. В 1985 году художник создал серию портретов жителей города Пушкина – ветеранов Великой Отечественной войны. К сожалению, выставка, на которой должны были экспонироваться эти работы, не состоялась. Спустя 35 лет портреты будут представлены горожанам.

Одним из этапов подготовки к выставке стал сбор биографического материала об изображенных на портретах людях, в котором активно участвовал школьный музей гимназии № 406 Пушкинского района г. Санкт-Петербурга.

Выставка «Образы памяти» – дань глубокого уважения и благодарности участникам войны, которые ценой собственной жизни защищали страну и вместе со всем народом одержали Победу. Открывая выставку, Музей уверен, что она заинтересует жителей города и будет благодарен за любую дополнительную информацию, связанную с судьбой ветеранов, изображенных на портретах.

Выставка продолжит работу до 28 февраля 2021 года.

Адрес: г. Пушкин, Софийский бульвар, д.5, лит А.

Выставка глухих художников и фотографов «Искусство Победы»

21 августа 2020 года, в 15.30, в здании Московских ворот с кордегардиями, объекте Историко-литературного музея города Пушкина, состоится открытие выставки глухих художников и фотографов «Искусство Победы», посвященная 75-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

Экспозиция призвана сохранить историческую память о подвиге народа в Великой Отечественной войне, воспитать патриотические чувства у подрастающего поколения. На выставке посетители увидят работы неслышащих творцов, в которых раскрывается их представление о том трудном, военном, героическом времени для нашей страны. Основные цели выставки – дать возможность заявить о своем таланте глухим художникам и фотографам, привлечь внимание общественности к их творчеству.
Выставка пройдет в рамках Международного культурного форума “Неделя культуры и искусства глухих в Санкт-Петербурге” (МКФ) – проекта АНО «Санкт-Петербургский театр глухих» на жестовом языке, направленного на развитие и поддержку творчества, культуры и искусства глухих. МКФ получил поддержку Фонда президентских грантов РФ и Министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, содействие также оказывают Всероссийское общество глухих и общественные организации глухих.
Основой проекта является организация и проведение МКФ 20-24 августа 2020 года, в Санкт-Петербурге, Пушкине и Павловске.
Организаторы: АНО «Санкт-Петербургский театр глухих», творческое объединение неслышащих деятелей культуры и искусства Санкт-Петербурга «Арт-Неваградъ», СПб ГБУ «Историко-литературный музей города Пушкина».
Адрес: г. Пушкин, Софийский бульвар дом 3, лит. А – дом 5, лит. А.
Выставка будет работать с 22 августа до 20 сентября 2020 года.
Театр глухих – обладатель Гранта Союза театральных деятелей России, лауреат и победитель І Международного фестиваля особых театров «Wide World» — «Ұлы дүние» -2018 Министерства культуры и спорта Республики Казахстан, победитель и лауреат Первого Городского Фестиваля-конкурса театральных коллективов «ProЧтение» Комитета по культуре Санкт-Петербурга, обладатель двух золота, серебра и бронзы Вторых Международных Парадельфийских Игр-2018 в области высших достижений в искусстве.

В России проживает более 13 млн. людей с проблемами речи и слуха. Из них – 18 тыс. неслышащих жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Отсутствие слуха, а во многих случаях речи резко ограничивает число контактов инвалидов по слуху с окружающей средой, что приводит к ограниченным возможностям при реализации инвалидами их творческого и интеллектуального потенциала и, соответственно уменьшает возможность к самореализации и интеграции в современное общество.

Цикл “История пожарной охраны Царского села”. Детская квест-викторина на тему пожарной безопасности

Дорогие друзья, продолжаем рассказывать о важности знания правил пожарной безопасности в рамках цикла “История пожарной охраны Царского села”.

Сегодня представляем вашему вниманию тематическую квест-викторину для детей, в которой будет полезно поучаствовать и взрослым.

И, конечно же, приглашаем посетить экспозицию нашего музея, посвящённую истории пожарной охраны города.

Квест-викторина «Пожарная безопасность»

Для проведения квеста-викторины потребуются следующие материалы и оборудование: пазлы по пожарной безопасности, магнитные доски, умные кубики, магнитная азбука, карточки – задания, макет костра, спички-муляжи, мешочки с песком, макет «пожарный рукав».

Этапы квест-викторины:

1. «Собери картинку из частей». Материал: пронумерованные разрезные части картинки пожарной машины. Итог работы: картинка пожарной машины.

2. «Выбери, что горит?». Материалы: карточки для магнитной доски с изображением предметов из разных материалов; магнитный мольберт;

3. «Выбери предметы, которые понадобятся пожарному при тушении пожара», цель: формирование знаний детей о предметах, необходимых при тушении пожара, правилах их использования. Материалы: картинки с изображением предметов пожаротушения, магнитная доска;

4. «Медицинская помощь», цель: формирование знаний детей о последовательности оказания первой медицинской помощи при ожогах. Материалы: карты с заданиями для установления порядка оказания первой помощи при ожогах. Для практической работы: бинты.

5. «Укажи номера служб экстренной помощи»;

6. «Выбери пожароопасные предметы»;

8. «Потуши пожар» (подвижная игра с мешочками), цель: развитие быстроты реакции, ловкости, ориентировки в пространстве, внимания, выдержки. Материалы: макет «Костер», мешочки с песком.

9. «Собери картинки и расскажи, что на ней изображено». Материалы: картинки с изображением правильного и неправильного поведения детей при разведении костра в лесу;

10. «Берегите лес от пожара!»  – берем «Умные кубики», карточки со словами по теме.

11. Практическое упражнение «Как позвонить в МЧС», цель: закрепить у ребенка навыка, в случае пожара, четко сообщить свои имя, фамилию, адрес, причину возгорания.

К 310-летию Царского села. Виртуальная выставка открыток. С Днём Рождения, любимый город!

24 июня 2020 года Царское село празднует 310-летие со дня основания.

Поздравление от директора Историко-литературного музея города Пушкина, Натальи Викторовны Петровой:

Почтовая карточка. Царское Село. Женская гимназия Министерства Народного Просвещения.
Почтовая карточка. Царское Село. Коммерческое училище.
Почтовая карточка. Царское Село. Мариинская женская гимназия.
Почтовая карточка. Царское Село. Женское городское училище.
Почтовая карточка. Царское Село. Реальное училище.
Почтовая карточка. Царское Село. Египетские ворота.
Почтовая карточка. Царское Село. Городская купальня.
Почтовая карточка. Царское Село. Электрическая станция.
Почтовая карточка. Царское-Село. Мужская гимназия.
Почтовая карточка. Царское Село. Дача кн. Юсуповой.
Почтовая карточка. Царское Село. Федоровская церковь.
Почтовая карточка. Царское Село. Дворцовое управление.
Почтовая карточка. Царское Село. Кирасирская церковь.
Почтовая карточка. Царское Село. Общий вид.
Почтовая карточка. Царское Село. Гостиный двор.

Цикл «Под алыми парусами». Путешествие с художницей Татьяной Шлыковой

Добрый день, дорогие друзья!

В рамках виртуальной выставки «Алые паруса», которую можно посетить на сайте нашего музея http://ilmp.ru/?p=4552, мы начинаем цикл «Под алыми парусами».
Сегодня, мы отправимся в путешествие с художницей Татьяной Шлыковой по городам Амстердам и Венеция.
Амстердам – Петербург: два города на воде
Размышления о том, чем Амстердам отличается от Петербурга, пришли ко мне в первый же день пребывания в этом городе. Амстердам очень близок, органично близок петербургской душе. Роднит Санкт-Петербург и Амстердам то, что оба – города на воде, схожий климат, частые дожди и влажный туманный воздух. Но в остальном они совершенно разные и очень сильно отстоят друг от друга.
Амстердам производит впечатление скорее камерное, он гораздо более, чем Петербург, соразмерен человеку. Здесь всё словно бы ближе: вода Амстеля и многочисленных каналов, до которой, кажется, можно дотянуться рукой, обилие некрупных, почти игрушечных архитектурных деталей, которые радостно обнаруживать и хочется рассматривать. Облик Амстердама лишён роскоши, но не уюта. Всем своим обликом Амстердам воплощает искусство детали.
Компактность города и отсутствие в нём всяких претензий на величие делают его удивительно дружественным по отношению к человеку. Город растворяется, становится для человека органичной средой: человек ощущает себя в нём крупным, значительным.
Петербург, задуманный как столица империи, имеет совершенно другие масштабы. Он подчёркнуто несоразмерен человеку, крупен, величествен. Масштабы города продиктованы его духом – духом, проникнутым величием. Человек чувствует себя маленьким, почти исчезает; на первый план выходят город и его красота.
Петербургом хочется любоваться, но он поглощает без остатка: человек в нём исчезает. Амстердам – растворяется, превращается в среду, в которой человек существует.
Отличаются набережные городов. На набережных Амстердама нет перил, или, если есть, то очень простые, скромные, чисто функциональные и не воспринимающиеся как художественное явление. Вода очень высокая, между ней и человеком нет никаких преград.
Петербург, напротив, невозможно представить без высокого гранита набережных, «чугунного узора» их оград. Вода Петербурга подчёркнуто отделена от суши и человека. Спуски к воде – от стрелки Васильевского острова до простых ступеней на набережных – чётко маркированы как места приближения к водной стихии. Для города характерна, наряду с близостью к воде, некоторая дистанция до неё. Главные артерии городов – Нева и Амстель – несравнимы по размеру, гранит набережных Петербурга и кирпич Амстердама – по масштабу.
Амстердам обладает приятным свойством гармоничного сосуществования и какого-то удивительно правильного соотношения старого и нового, тактичного введения элементов нового в ткань старого города, будь то вывеска, витрина, табличка, дорожный знак, указатель, навес, какая-либо конструктивная деталь. В этом городе новое не уничтожает старое, напротив, делает его живым, дышащим, действующим, актуальным.

Архитектурная составляющая облика Венеции в контексте целостного восприятия её современного образа

Татьяна Шлыкова «Призрак гондолы»

Цель этого очерка – отнюдь не претендуя на полноту изложения, дать представление о том, какую роль играет архитектурный облик Венеции в сложной «системе координат» множества разноплановых аспектов, формирующих объёмное и целостное восприятие её образа. Это, в первую очередь, ежедневная жизнь города сего наиболее острыми и заметными со стороны отличительными чертами, трудно поддающийся формулировкам «дух», «аура» города.

С воздуха Венеция представляет собой что-то странное – массивы кварталов коричнево-баклажанного цвета в лазоревой дымке, вырастающие прямо из воды. Венеция не сразу принимает человека, она «открывается» постепенно, и только если «посчитает нужным»; город будто присматривается к гостю, прежде чем приоткрыться. В первый день она показывает «обманку», хотя и типично венецианскую – толпу туристов и облака голубей на площади Сан Марко. И только позже – красоту тишины пустынной Сан Марко на рассвете, и перед самым отъездом, к этому моменту уже очень глубоко влюблённому в неё человеку она дарит бой часов и звон колоколов на Сан Марко в полночь. Кругом в этот час полно гуляющего народа, играет живая музыка у легендарного кафе «Флориан», а ты сидишь на ступеньках под арками Новых Прокураций, и тебе хорошо от чувства безопасности и радости. А потом садишься прямо на каменные плиты посреди площади, на вечные плиты Венеции. Колокола Венеции – глубокого звучания, объёмного, мощного и бархатного тембра; чуть приглушённые, тяжёлые, они полны внутренней страсти. В Амстердаме, например, колокола совсем другие – они легче, прозрачнее и хрустально летят над городом, а здесь, замирая, наполняют собой всё, даже стены и камни.

Особая для Венеции тема – рассветы. Тот не видел Светлейшей, кто не был на Сан Марко на восходе, когда на бледном небе ещё проступает месяц, а над проливом Джудекка уже медленно встаёт огромный оранжево-красный глаз солнца. Только в этот час, только так можно остаться наедине с золотом внешних мозаик собора Святого Марка, с его тетрархами, с двумя розовыми колоннами балкона дворца Дожей, откуда некогда произносились смертные приговоры, с тишиной огромной, по венецианским меркам, площади, с синевой ночи и золотом звёзд на фасаде Часовой башни и львами на пьяцетте дей Леони. Венеция прекрасна именно ранним утром, когда колоритные дворники энергично метут плиты Сан Марко, на тихих улочках и крошечных кампо просыпается такая естественная, настоящая, будничная жизнь, слышно, как жена негромко зовёт мужа к завтраку и идёт по своим делам расслабленная и добродушная собака.

Неизвестно, что интереснее, Венеция туристическая – а это тоже одна из её личин, или нечто более изысканное – незримо присутствующая всюду история Венеции, как её былая роскошь, сохранённая в палаццо Мочениго, или Венеция будничная, непарадная, с узенькими улочками и каналами, с вывешенным на сушку бельём и играющими детьми. Действующая больница на кампо Сан Дзанипаоло с простыми и изящными резными мраморными фасадами с барельефами, представляющими льва Святого Марка – в которой можно только выздороветь. И через мостик, напротив – рельефная сценка благовещения над дверью жилого дома. Лик Спасителя в терновом венце, с закрытыми глазами, полными страдания, начертанный тут же на стене каким-то местным граффиттистом.

Венеция в высокой степени насыщена искусством; в какую ни загляни церковь, куда ни пойди – всюду творения Тициана, Тинторетто, Тьеполо, Беллини, Карпаччо, Сальвиати, Строцци, Бассано. Космический масштаб, космического напряжения драматургия «Страшного суда» Тинторетто во Дворце дожей. Динамика диагоналей и напряжённый контраст красного и зелёного в «Вознесении Богоматери» Тициана во Фрари. В живописи вообще много зелёного и красного, и синего в почти обязательном сочетании с пурпуром. Звучность цвета, композиционная ясность и устойчивость, просветлённая статика творений Беллини. Воздушная, ясная и светлая палитра Тьеполо и ступенчатая, геометрически выстроенная глубина пространственных планов его плафонных росписей. Санта Мария дей Мираколи, красивая, как новогодняя конфета, или как сказочная шкатулка, со своими блистательной простоты и изящества мраморными фасадами, почти не изменившими свой внешний облик с момента возведения. Молодой католический священник в церкви Санта Мария Формоза во время рядового богослужения с несколькими прихожанами, поющий так, что невозможно уйти, настолько завораживает красота его чистого и сильного голоса –яркий прозрачный тембр, звонкость и полётная певучесть.

Венеция – камни и бирюза воды. Горделивые гондольеры, представители особого, привилегированного класса. Молодые итальянцы и итальянки, ловко вяжущие морские узлы на причалах вапоретто и стоящие за их штурвалом. Итальянцы мажорны. Всё, что касается морского дела, управления водным транспортом, делается здесь с ослепительной ловкостью и лёгкостью. Трепет и придыхание в голосе, когда венецианец произносит с нежностью: «Вэнэция…». Улыбка на устах молодого итальянца оттого, что ты понимаешь и говоришь по-итальянски.

Сравнение Венеции и Санкт-Петербурга бледно оттого, что оно не отражает, а, наоборот, почти отрицает факт неподражаемости обоих. Они очень далеки друг от друга – в Петербурге иные, гораздо более широкие масштабы, иные соотношения архитектуры, воды и горизонта. Единственное, в чём два города отдалённо схожи – в узких полосках стройных стоящих вдоль набережных единым фасадом каменных строений, противопоставленных широте воды, будь это вид на монолит Венеции с острова Джудекка или вид на Дворцовую набережную с крошечным прямоугольником Летнего сада. И ещё в том, что Петербург точно так же, как Венеция, буквально «пронизан» (несмотря на их безжалостное уничтожение в советскую эпоху) акцентами храмов. На этом какое бы то ни было сходство между городами, даже чисто внешнее, заканчивается.

Венеция в архитектурном отношении компактна, монолитна, с множеством храмов, романские и готические объёмы которых одеты в мраморные возрожденческие и барочные фасады, и кампанил. Она оставляет чувство избранности и потерянности одновременно: простор лагуны, который разворачивается, когда выходишь на воспетую Бродским Набережную неисцелимых, или Славянскую набережную с видом на остров Сан Джорджо Маджоре, и праздничное величие фасадов палаццо, обращённых на Гранд Канале. Канале Гранде, главная артерия города, ощутимо контрастируют с компактностью, плотностью, сжатостью узеньких улочек, кампо, сотопортего – ты попадаешь внутрь города, погружаешься в него, и он тут же замыкается вокруг тебя. В отличие от Петербурга – в какой бы его точке ни находился человек, его не покидает чувство сопричастности линии горизонта.

Наверное, от этого эффекта замкнутости в Венеции возникает особое ощущение времени, не столько типично островное, сколько собственно венецианское: оно здесь кажется словно застывшим и совершенно неважным, второстепенным. На уровне эмоций возникает острое ощущение того, что это город, в котором и от которого можно плакать от счастья. Этим особым восприятием времени и пространства Венеция обязана многим факторам, главнейший из которых – её уникальная география и вытекающая из неё градостроительная структура, её архитектурные доминанты и равномерно высокая «насыщенность искусством» всего пространства города.

Приводятся по публикации:
Татьяна Шлыкова. Амстердам – Петербург: два города на воде // Петербургские искусствоведческие тетради. Выпуск 12. СПб., 2008.с. 7-8.

Translate »