Цикл «Осколки ушедшей эпохи». Зеркало ручное с фотографией М. Д. Гутман

Зеркало жены поэта

В 2019 году музейная коллекция мемориальных вещей поэта Дмитрия Иосифовича Кленовского и его жены Маргариты Денисовны пополнилась новыми предметами. Ирина Ивановна Толстухина по просьбе Натальи Робертовны Ребер передала в музей личные вещи жены поэта. Это небольшие памятные вещицы и дамские безделушки. Среди них старинное дореволюционное зеркало овальной формы с изящной ручкой. Зеркало простое, без декоративных элементов и в тоже время элегантное. Самое примечательное находится на его обратной стороне, где под стекло помещена фотография молодой женщины в кокетливой шляпке с поворотом головы на 3/4 влево. Со старого черно-белого снимка на нас смотрит Маргарита Денисовна Гутман.

Маргарита Денисовна пережила с Дмитрием Иосифовичем все невзгоды и оставалась до конца самым близким для него человеком и преданным другом. Лучше всего о своей спутнице и связывающих их отношениях написал в автобиографии сам Дмитрий Кленовский:

 «В 1926 г. я женился первый раз, а в 1928 г., разведясь с первой женой, – вторично. В лице моей второй жены Маргариты Денисовны, урожденной Гутман (как и я – уроженки Петербурга) судьба дала мне редчайшего в наше время друга. Человек совсем иного характера, интересов, симпатий, убеждений, жена моя явилась моим жизненным спутником в самом благородном и прекрасном смысле этого слова. Я не могу себе представить союза между мужчиной и женщиной, основанного на большей любви, взаимном понимании, дружбе и доверии, чем наш. Ни одно облачко никогда не омрачило его, годы – его только углубили».

Почти все поздние сборники стихов Кленовского имеют посвящение «Моей жене».  Дмитрий Иосифович и Маргарита Денисовна прожили жизнь в любви и согласии, став почти одним целым. В стихотворении «Помнишь встречу наших двух дорог» Кленовский говорит, что их дороги слились в одну и «дорога превратилась в путь», которым они идут уже почти полвека:

Мы жизнь прошли, как поле, рядом

По узкой и прямой меже,

И вот белеет дом за садом

И ужинать пора уже…

Соломенную шляпку скинув,

Прическу поправляешь ты,

Я расставляю по камину

Неприхотливые цветы

И это все, ни клятв, ни бдений,

Ни патетических сонат

Лишь голова в твои колени,

Притихший дом и спящий сад

И тонкий серп над ближней рощей

Нам говорит из полутьмы,

Что нет прекраснее и проще

Того, что пережили мы.

Translate »